Дробление бизнеса: разбираем ошибки

Споры по так называемому искусственному дроблению бизнеса набирают обороты.

По статистике ФНС, за последние 4 года суды рассмотрели более 400 дел о дроблении бизнеса на общую сумму свыше 12,5 млрд руб. Дело Мастер-Инструмента летом этого года даже дошло до Конституционного суда РФ.

ФНС России обобщила судебную практику и выделила признаки, которые могут свидетельствовать о формальном дроблении бизнеса:

  • дробление одного бизнеса (производственного процесса) между несколькими спецрежимниками;
  • уменьшение налоговых обязательств участников схемы или их неизменность при расширении бизнеса;
  • выгодоприобретатели от схемы дробления бизнеса — налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, фактически управляющие деятельностью схемы;
  • участники схемы ведут аналогичный вид экономической деятельности;
  • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей или увеличением численности персонала;
  • участники схемы несут расходы друг за друга, в том числе безвозмездно пользуются активами других участников;
  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса: родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.;
  • формальное перераспределение персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • у подконтрольных лиц нет основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
  • единые вывески, обозначения, контакты, сайт, адрес фактического местонахождения, помещения (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банки, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовая техника, терминалы;
  • единственный поставщик или покупатель для одного участника схемы — другой её участник;
  • общие поставщики и покупатели у всех участников схемы;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
  • единые службы ведения бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбора персонала, поиска и работы с поставщиками и покупателями, юридического сопровождения, логистики и т.д.;
  • совпадают представители в госорганах, с контрагентами и пр. Программный комплекс налоговиков хранит информацию обо всех доверенностях, представляемых в местные инспекции;
  • численность персонала, занимаемая площадь или размер дохода близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение спецрежима;
  • данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей исходя из применяемой ими системы налогообложения. Речь идет о ситуации, когда, к примеру, реализация физическим лицам и ИП проводится через компанию на УСН/ЕНВД; остальным — через компанию на ОСНО.

Конечно, наличие одного из вышеуказанных признаков еще не говорит об искусственном дроблении бизнеса, но чем больше таких признаков — тем выше вероятность претензий со стороны налоговиков.

К примеру, централизованная бухгалтерия, кадровая и юридическая служба имеются почти во всех крупных холдингах. Они нужны для лучшей управляемости, внедрения единых стандартов, повышения контроля и сокращения внутригрупповых расходов (пусть и налоговая экономия не исключена).

Советы налогоплательщикам:
  • исключать любую искусственность и формальность в деятельности отдельных субъектов группы;
  • раскрывать деловую цель, отличную от экономии на налогах принимаемых бизнес-решений;
  • сопровождать их подробными экономическими расчетами и обоснованиями.

Авторы статьи — Альбина Губайдуллина и Гузель Валеева, руководитель практики структурирования бизнеса и старший партнёр в АНП «Зенит»

Другие статьи

Оставить отзыв